475 Views

Троица

возьми пути Его исповеди
по хляби по стерне с раскисшим шрамом
до леса чёрного, допившего дожди
до в кирпичи разваленного храма
где крест Его ложится на траву
носилки неизвестного солдата
несут теперь домой Отец и Дух
оскальзываясь в колеях покатых

* * *

ты можешь сто раз повторить «война»
«победа» – тысячу раз
можешь сколько угодно знать
в чём разница «их» и «нас»

взахлёб защищать свою конуру
цепью гремя внатяг
одна лишь смерть красна на миру
всё остальное – шлак

я видел спор огня и огня
там очень простой расчёт
пуля, которой убьют меня
не убьёт никого ещё

* * *

идут по десятеро в ряд
потомки стукачей
шаги тверды, глаза горят
и тезисы речей

всегда у сердца на груди
на всякий случай, вдруг
и только счастье впереди
глоток за каждый стук

за стуки дедов и отцов
за бодрый скрип пера
стучать готов? всегда готов!
и дружное ура!

не разобрать в толпе лица
ни одного лица
и продолжается парад
и нет ему конца

Куплеты о мире

ласточка, ласточка, дай молока
хлеба горбушку, молодку под бок
если вдруг насмерть, чтоб наверняка
нет если – новую пару сапог

пусть на горе пулемёт замолчит
сколько же можно хреначить по нам
ты там Создателю нащебечи
можно взаймы, я при встрече отдам

кончится время, зима, аквавит
на небе косит траву Айболит
косит, трёт белой манжетой глаза
снег где-то носит, сбой темы, зигзаг

где вдоль дороги плетётся пурга
конь о пяти непутёвых ногах
мордой клюёт, может спит на ходу
волоком тащит большую беду

умерли сумерки, тлеет рассвет
кости стучат на манер кастаньет
красный жакан и колчаковский штык
и новоселье бок о бок, впритык

вдоль той дороги, вдоль Ленской губы
голбцами вверх прорастают гробы
крутится глобус, не может упасть
чёрные робы, бубновая масть

косточки, косточки, косточки в ряд
НУРСы красиво по небу летят
выше Цхинвали пылают сады
всем до звезды, всем всегда до звезды

где эта улица, город тот где
если бы кабы не в Караганде
не в Кандагаре, на том берегу
тварей по паре, а я не могу

где эта улица, в щебень, в песок
где эта улица в двести могил
бинт намотается на колесо
я никогда ничего не забыл

крутится-вертится серенький шар
боком шершавым цепляется за
под ковылями бок к боку лежат
все, кто по жизни – ни шагу назад

* * *

в окопе холодно, в квартире холоднее
и непонятно, чья же боль больнее
и непонятно, чья же правда горче
не надо просыпаться после ночи

не говорю, не вижу и не слышу
так стрёмно жить, но много проще выжить
молчу, зажмуриваюсь, затыкаю
краёв не хватит, чтобы хата с краю

когда уже не заслужить покоя
глядя на дым пожаров над рекою

Последняя Марсельеза

Царю нужны для войска солдаты,
Подавайте ему сыновей…

Пётр Лавров

отречёмся от нового мира
это лучше, чем наоборот
баррикада у двери квартиры
в равной мере алтарь и живот

а за дверью по-прежнему живо
небо, в небе из эха шаги
это, знаю, шагает красивый
тот, кого бы молить – помоги

а за дверью всё те же у двери
звери, люди – стоят и стоят
и считают, считают потери
все подряд
всех подряд
всё подряд

отречёмся, так баще, так проще
отряхнём этот стыд, этот прах
то ли простыни в выси полощут
то ль хоругви дрожат на штыках

отречёмся от нового снова
станем верить, не будет война
…по пролётам несли неживого
гроб четыре живых пацана

Сказки

позвонки становятся толще со стороны спины
челюстные мышцы приобретают крепость стены
раздвигаются плечи, закатывается рукав
мы отомстим за тебя, партайгеноссе Наф-Наф

в каждой свинчатке святая вера в свои права
по пятаку на рыло и на глаза по два
дыбом стоит щетина крутых боков
свиньи строем идут убивать волков

строем роют траншеи, противоволчьи рвы
свиньи молчат, петь не умеют, увы
вливайся в ряды, прекращай нести этот бред
какое, к Ниф-Нифу, небо, все знают, что неба нет

* * *

это было бы классно однажды дожить до дня
когда все мои фотографии станут старше меня
и вот сжамкать эту банальную рифму в бараний рог
и любое рождённое из бедра – обратно в ребро

говорить с моим Господом снизу-вверх болит голова
всё равно есть где-то в небо из этого дна провал
ибо слишком нелепо до смерти свисать со дна
как трава по воде голубого воздуха волны гнать

или кукла перчатка, но где была голова дыра
это лучше, чем ждать, когда растрескается кора
деревянной куколки, бабочка, крылья – лён
обнимают так, как будто опять влюблён

но стираются с радужки два годовых кольца
всё равно от прозрения надо читать с конца
и повесить на гвоздь, и вырезать трафарет
тот, который прозрачной тенью сгорит об свет

Призма (цитаты)

1.

жилин и костылин
по лесу идут
мёртвых собирают
в сидоры кладут
сидоры зелёны
сидоры полны
и несёт палёным
словно от войны
словно это шишки
самовар с трубой
словно эта книжка
и про нас с тобой

2.

соловьи на кипарисах
И над озером луна
я забыл уже как это
напиваться допьяна
я забыл уже что это
не своя чужая речь
мир лишь луч от лика друга
и его не оберечь

3.

мировая закончится
и начнется война
можно спрятаться, скорчиться
можно просто не знать
где свои, где чужие
и не важно уже
кто гранату оставил
на соседской меже

4.

жил-был дурак
он молился всерьёз
до слёз, до смерти, до крови
но просто что-то оборвалось
дурак был в том невиновен
и если в том был виновен бог
душу отнял у тела
слово в начале оборвалось
и мир сотворить не успело

5.

призма ломает луч
об колено хворост
стрелка иглы кощеевой
смотрит север
падаем лицами в мглу
в кротовые норы
веря, что это всего лишь
межзвёздные щели
падаем лицами ниц
и бездымно помним
славь игемона
под кожаный посвист веры
мчится мигая
самая скорая помощь
самая лёгкая в мире
Его галера

6.

жилин и костылин
по миру идут
души собирают
уголь в рот кладут
чтобы вместо речи
сизая зола
уронив за плечи
слабые крыла

* * *

нас убьёт, а мы умрём
сверху камень и табличка
и над нами о своём
чём-то — птаха-невеличка
будет так: чирик, чирик
два чирика и довольно
и вот в этот самый миг
станет навсегда не больно

два чирика и ку-ку
у могилы на пригорке
сесть и выпить мужику
полстакана водки горькой


Рисунок: Патрик Гонзалес (Франция)

Андрей Мансветов

Андрей Александрович Мансветов родился в 1975 году в городе Ванино на Дальнем Востоке. Детство и юность провел в Перми. Окончил художественное училище. Служил на Северном Кавказе, работал внештатным и штатным корреспондентом СМИ, врачом. Автор поэтических книг «Фантомные боли», «Туки-луки за себя», «Дюралевые ласточки» и «Инструкция по применению родины», магнитоальбома песен «Колесо» (1999). Стихи опубликованы в журналах «Москва», «Белый ворон», «Знамя», «Плавучий мост», «Вещь» и др. Член жюри и ведущий ряда региональных и федеральных литературных и литературно-музыкальных фестивалей. Живёт в Перми.