207 Views

Shaman’s Death

translation from Russian by Yana Kane, edited by Bruce Esrig

The last time I saw Shaman was at Clear Ponds Park.
That day he was working there as usual —
he never rested anyhow.
When Shaman slept, he communed with spirits,
and when he woke up, he conversed with birds.
He knew the magic greeting for the ant
who was crawling fifteen meters away.
«Hello, brother-ant!» — «Hello, brother-shaman!»
«Bright road to you!» — «And to you, a bright path!»

Shaman did not care for the mouth harp, the kobyz, or throat singing,
could not stand ethno-pop and all mainstream music.
He had a cheap old Washburn guitar,
along with a small amplifier made in China. It was barely sufficient
for the mournful blues improvisations,
the meaning of which no one at Clear Ponds could grasp.

From time to time someone would try to give Shaman money.
From time to time Shaman handed out money,
when he reckoned that another’s need was greater.
Food and lodging appeared for him out of nowhere.
“When communing with spirits, is it strange to be human?”
people used to ask Shaman, but he responded with silence.

In the end, who knows what the hell happened.
They say Shaman was swept up when the FSB came raiding —
well, that time, when, after Alexander Gabyshev,
they arrested all the shamans at once — just to be sure.
And one old hippie from Norilsk saw, or so they say,
how Shaman was kicked in the head with jackboots time and again,
how he was dragged by the feet along the asphalt to the paddy wagon.
But the police and the National Guard, of course, give assurances
that nothing like this could ever happen
and, moreover, they have not even heard of this person,
because he had neither a passport nor a residence permit.
So, there is no way for them to accept a statement
that Shaman is missing. They will do no such thing,
because there are no instructions on how to look for a person
who, from the point of view of the law, never existed to begin with.
And by the way, who are you, yourself, and do you have a criminal record,
or access to state secrets, or relatives abroad,
or maybe you are wanted… or, God forbid, could you also be a shaman?
Hand over your documents! Come along! What is it you don’t understand here?

I swear, I will never believe a single word I hear from them.
You know, yesterday I met with the ant, our old acquaintance.
He told me about what he saw with his own eyes that evening:
clubs, jackboots, paddy wagon and the dead body of Shaman.
I trust him more than the National Guard and the police.
I will wait for Shaman to come again.

Concertina Wire

translation from Russian by Yana Kane, edited by Bruce Esrig

History spirals like concertina wire,
History crawls like concertina wire
Marching like the war machine of infantry
It pushes forward the line of incursion.

History arrives at its turning points,
History reaches its raw pain points,
Wraps itself in torn guts and arteries,
Crushes the thin fingers that beg for mercy.

History pounces upon passers-by,
History maims without being choosy.
Jews, Germans, Americans — all are fair game—
Russians, Belarusians, and Ukrainians.

History will go away, leaving ruins,
History will go away, leaving graveyards,
Wild roses sprouting through rusting iron,
Dandelions poking out of rocket craters.

Someday people will come back here,
Build houses, start something growing—
Probably a new spiral of history,
Probably new pride in their nation

That again will twirl like concertina wire,
That again will crawl like concertina wire,
Returning to history’s usual chaos,
Returning to history’s eternal motion!

The Party of the Dead

translation from Russian by Yana Kane, edited by Bruce Esrig

This is the road to eternity
This is the road to holiness
This is the road to youthfulness
This is the road to joyfulness
Join the party of the dead,
Join the party of the dead,
Join the party of the dead,
Join the party of the dead —
It is the path,
The shortest path,
The shortest path,
The shortest path!

Russia will have greatness,
Russia will have beauty,
Russia will be wealthy,
Russia will be happy
Only in the context of outer space
Only in the context of eternity
Only in the context of the nation
Only in the context of memory —
It is the path,
The shortest path,
The shortest path,
The shortest path!

Red enthusiasts,
Pilots and astronauts
Foreign Intelligence Service,
Civil servants and children,
Join the party of the dead,
Join the party of the dead,
Join the party of the dead,
Join the party of the dead —
It is the path,
The shortest path,
The shortest path,
The shortest path!

Смерть Шамана

Последний раз я видел Шамана на Чистых прудах.
В тот день, как обычно, он был на работе —
он ведь вообще никогда не отдыхал.
Когда Шаман спал, он общался с духами,
а когда просыпался, разговаривал с птицами.
Он знал волшебное слово для муравья,
ползущего в пятнадцати метрах поодаль.
«Здравствуй, брат-муравей!» — «Здравствуй, брат-шаман!»
«Светлой дороги тебе!» — «И тебе светлого пути!»

Шаман не любил варганы, кобызы, горловое пение,
не выносил этнику и вообще любой мейнстрим.
У него был старый дешёвый Washburn
и маленький китайский комбик, которого еле хватало
на долгие, заунывные блюзовые импровизации,
смысла которых не понимал никто на Чистых прудах.

Иногда Шаману пытались давать денег.
Иногда Шаман сам раздавал деньги,
если думал, что они кому-то нужнее.
Еда и ночлег появлялись сами из ниоткуда.
«Общаясь с духами, странно быть человеком?», —
спрашивали Шамана — но он молчал в ответ.

Хрен знает, что там в конце концов произошло.
Говорят Шамана свинтили во время спецоперации ФСБ —
ну, той самой, когда после Александра Габышева
арестовали сразу всех шаманов — а то мало ли что.
А один старый хиппи из Норильска вроде бы видел,
как Шамана долго били сапогами по голове
и тащили за ноги по асфальту к автозаку,
но полиция и Росгвардия конечно, уверяют,
что ничего подобного никогда не смогло бы произойти,
и вообще об этом человеке они даже не слышали,
ведь у него не было ни паспорта, ни прописки,
и принять заявление, что Шаман пропал без вести,
они безусловно никак не смогут и не будут,
потому не существует инструкций, как искать человека,
которого с точки зрения закона нет и никогда не было,
и кстати, кто вы сами такие, и нет ли у вас судимости,
или доступа к гостайне, или родственников за границей,
а может быть вы в розыске или, не дай Бог, тоже шаман?
Предъявите документы! Пройдёмте! Что непонятного?

Клянусь, я никогда не поверю ни единому их слову.
Знаешь, вчера я виделся с нашим знакомым муравьём.
Он сказал, что в тот вечер видел своими глазами
дубинки, сапоги, автозак и мёртвое тело Шамана.
Я верю ему больше, чем Росгвардии и полиции.
Я буду ждать, когда Шаман вернётся.

Спираль Бруно

История идёт по спирали Бруно,
История ползёт по спирали Бруно,
Как будто боевая машина пехоты,
Как будто сплошная полоса вторжения!

История на своих магистральных точках,
История на своих воспалённых точках
Наматывает кровь, кишки и кожу,
Молящие пощады тонкие пальцы.

История набрасывается на прохожих,
История калечит всех без разбору,
Евреев, немцев, американцев,
Русских, белорусов и украинцев.

История уйдёт, оставив руины,
История уйдёт, оставив могилы,
Проросшие сквозь прутья ветки шиповника,
Торчащие из ям цветы одуванчика.

Когда-нибудь сюда вернутся жители,
Построят дома, будут что-то выращивать —
Скорее всего, новый виток истории,
Скорее всего, национальную гордость.

Чтоб снова завертеться спиралью Бруно,
Чтоб снова раскрутиться спиралью Бруно,
Вернуться в привычный для истории хаос,
Вернуться в привычную истории вечность!

Партия мёртвых

Это дорога к вечности,
Это дорога к святости,
Это дорога к молодости,
Это дорога к радости —
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых —
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь!

Россия будет великой,
Россия будет прекрасной,
Россия будет богатой,
Россия будет счастливой
Только в контексте космоса,
Только в контексте вечности,
Только в контексте нации,
Только в контексте памяти —
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь!

Красные энтузиасты,
Пилоты и космонавты,
Служба внешней разведки,
Госслужащие и дети,
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых,
Вступайте в партию мёртвых —
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь,
Кратчайший путь!


Рисунок: Кандис Рожер (Франция)

Алексей Караковский

Родился в Москве в 1978 году, учился сначала на историка, потом на психолога. В 2015-2018 гг жил в Самаре, с 2022 года - в подмосковном г. Щёлково. Создатель, а в 2000-2005 гг - главный редактор "Точки зрения". Лидер рок-группы "Происшествие"; также участник музыкальных проектов "Ложные показания", "Сад Мандельштама", "Кюрасао" и др. Записал два десятка музыкальных альбомов - в основном, на историко-географическую тематику. В 2020 году получил стипендию Министерства культуры Российской федерации, благодаря которой издал большими тиражами свои наиболее известные работы. Постоянный участник фестивалей «Арт-пикник», «Дивные берега», «PROбуждение», «Щепка», Слёта памяти В. Шагала и др. Автор десятка книг (проза, поэзия, нон-фикшн), ряда публикаций в литературных журналах («Крещатик», «День и ночь», «Октябрь», «Смена», «Вопросы литературы» и др.) и арт-самиздате («Контрабанда», «Пантеон андеграунда» и др.). Произведения Алексея Караковского переведены на английский, французский, испанский и казахский языки. Член Союза писателей Москвы (с 2007 г.), Московского союза литераторов (с 2019 г.). Известен переводами поэтов-битников, европейских поэтов Второй мировой войны, а также множества известных песен.