124 Views

translation from Russian by Dmitry Manin

Qin Shi Huang

Are we going to win or not Emperor Qin demands
His astrologer says it depends on the phase of the moon
But the moon Qin says has already left our lands
and the moon of clay can be only seen by blind men

The astrologer suggests divination by prisoners’ bones
by the flight of birds over the great river’s mouth
But they’ve burned all prisoners and who knows when they’ll capture new ones
and the birds learned clever tricks and migrated south

By the dying cries of maidens when soldiers rape and maim them
the astrologist says without looking Qin in the eye
But in order to have live soldiers we need live maidens
and ours are all made of clay we are running dry

So the Emperor says and he summons the guard
The astrologer grovels and crawls feet first to the door
They grab him and cut out his heart he touches the gore
They want you to tell their fortunes speak up my heart

The astrologer’s heart relaxes contracts relaxes contracts
Qin Shi Huang’s dead army rises for an attack

Euthanasia

Death, they say, looks a lot like orange juice.
They bring it to Dictator P in a hospital paper cup.
Other dictators –Nguyen Phu Trong, Sayasone– stand in a loose
circle around and cheer, “Don’t fret, we’re with you, drink it up

before your muscles sag like a bunch of dead vipers.”

Kim Jong-un offers a brew of the bark of the upas tree,
but the naked doctor panics, drops his bow and quiver,
and prescribes death, as they planned originally.

Dictator P stares into the cup and sees a ghostly wolf’s eye.
Euthanasia is quick and painless, but he’s lost in uneasy thought.
This body was one of the best he’d ever tried,
he could get more time out of it, but the horse he was riding was shot.

“It is good to stay or to go with a like-minded pack
of those who do as you do,” says Khamenei.
The nurse will come and paint the windows black,
P thinks happily, as his mind is slipping away.

There are tooth marks on the three sides of the glass,
rusty drops on the bottom, faces blur on the fringes.
“Am I in space, comrade Gagarin?” he asks,
tearing off his neck tentacles, fingers, syringes.

Цинь Шихуанди

Победим мы или нет спрашивает император Цинь
Отвечает астролог все зависит от фазы луны
Но у нас говорит Цинь луна ушла из страны
а луну из глины видят только слепцы

Тогда по костям пленных гадать предлагает астролог
по полетам птиц над устьем великой реки
Но всех пленных сожгли ждать новых придется долго
птицы стали хитры и не попадают в силки

По предсмертным крикам дев когда солдаты насилуют их убивая
говорит астролог не глядя Циню в глаза
Но чтоб были живые солдаты девы нужны живые
а у нас все из глины без дев больше нельзя

Так говорит император и призывает охрану
Простершись астролог ползет задом к двери
Его хватают вырезают сердце он щупает рану
Ну сердце по тебе гадают давай говори

Сердце сжимается разжимается сжимается разжимается
Мертвая армия Цинь Шихуанди на бой поднимается

Эвтаназия

Смерть, говорят, похожа на апельсиновый сок.
Диктатору П ее несут в бумажном больничном стакане.
Вокруг другие диктаторы: Нгуен Фу Чонг, Сайнясон.
«Пей, — говорят, — не бойся, нам весело вместе, пока не

обвисли мускулы, как стадо мертвых гадюк.»

Ким Чен Ын предлагает кору заварить анчара,
Но, войдя, пугается голый доктор, бросает стрелы и лук,
прописав смерть, как и предполагалось сначала.

Диктатор П смотрит в стакан, там волчьего глаза тень.
Эвтаназия — это быстро, небольно, но что-то гложет.
Это тело было одним из лучших его тел,
он мог в нем подольше, но под ним застрелили лошадь.

«В единомыслии, среди тех, кто делает так же,
хорошо оставаться и уходить,» — говорит Хаменеи.
Медсестра придет и окна черным замажет, —
радуется П уже в полузабытьи.

Следы зубов на стаканчике с трех сторон,
на дне рыжие капли, лица вверху сливаются.
В космосе я или нет, Гагарин? — вопрошает он,
отдирая от шеи шприцы, щупальцы, пальцы.

Юлия Немировская

Немировская Юлия Александровна – поэт, прозаик, литературовед. Окончила филологический факультет МГУ (1984), там же защитила кандидатскую диссертацию (1990). В 80-е гг. входила в группу поэтов «новой волны» (вместе с Н. Искренко, И. Иртеньевым и др.). Автор трех книг стихов, книги рассказов и повестей, романа «Лис» (изданных в А&Б и «Водолее»), культурологической монографии (издана в McGraw-Hill), многочисленных журнальных публикаций. С 1988 живет в Швеции, с 1990 в США (в наст. время в г. Юджин штата Орегон). Преподает на кафедре славистики, является режиссером студенческого театра.