147 Views

* * *

На улице Марата
16-ый трамвай
увозит всех куда-то,
наверно, прямо в рай.

Мы ведь неплохо жили,
мертвели без проблем,
нам головы рубили
нечасто и не всем.

Кричат об этом чайки,
зигзу́я в Петергоф,
шумят об этом стайки
матросов и графьёв.

– На площадь Диктатуры
подбросишь, командир? –
музей там субкультуры
военных «Мы за мир».

На выставке лет триста
в подвалах полутьма,
в округе для туристов –
соборы и тюрьма.

А на проспекте Наций
по красному по льду,
чеканя шаг, двенадцать
идут, идут, идут…

2022

* * *

идем рука в руке,
куда идем – забудь,
асфальтовой реке
наш безразличен путь

доносятся сквозь свет
то ветер, то слова,
все остальное бред,
забытая глава

войну на раз-два-три
вальсирует страна,
снаружи, изнутри
пугающе странна

пугающе чужа
в чудовищных грехах,
когда войну, визжа,
качает на руках

стена, стена, стена,
стена и потолок
страна изменена,
и Башни нет, Стрелок

скорее, Crimson King
и в черном человек
мне кажется на миг,
что в зеркале навек

2022

* * *

Наутро выпал снег, хандра –
ноябрьская кома
летела поперёк двора
и за́ угол у дома.

А там, с фасадной стороны
в январском белом сплине
сверяли кормчие страны
надежность красных линий.

Курили дальше за углом
оставшиеся эльфы
и возвращались вновь в дурдом,
с апрелем сделав селфи.

С четвертой сумрачной стены
дождливым волчьим летом
трубили демоны войны
сонату «В круге первом».

Неистребим круговорот
без смысла и без цели,
а воробьи: «Куда, народ!» –
на сталинку взлетели.

2022

* * *

Я всё понял, мы райские птицы,
мы не люди, мы клёкот судьбы,
рикша Сирин по чёрной столице
на колёсиках возит гробы.

Ездит в этой потрепанной бричке
вся эльфийская вещая рать,
и во сне им горящие птички:
«Возродится ваш Феникс опять».

Громыхает по улицам стража
и не может оставить свой пост,
отточить ремесло анфлеража
помоги, парфюмер Алконост.

По заветам прогнивших старейшин
не хочу я на кладбище дюн:
«И в песках тех все ямы без женщин» –
энтомолог бубнит Гамаюн.

– Сколько это дерьмо будет длиться? –
на обходе спросил я во сне.
– Подскажи, психиатр Жар-птица?
– Это вечное трэш-аниме.

Ничего, мы тебя заколдуем,
Ясный сокол, до уровня «за»,
на костях, мальчик Зигфрид, станцуем
Лебединое озеро зла.

2022

* * *

Спокойные дни окрыляют,
под вечер в обнимку – кино,
деревья ночами гуляют,
пока их не видит никто.

Пока нас не видят соседи,
лежим мы, обнявшись, с тобой,
крылатые взрослые дети
витаем всю ночь в HBO.

Пора уходить из пространства
в завесу сказаний и снов,
кровать – восхитительный транспорт
– Готов ты к полету? – Готов!

Рванули, как ласточки, в лето
из этой больной кутерьмы,
летим, дорогая Одетта,
в подушках цветочной зимы.

Деревья на юг разлетелись,
лишь листья кружатся в окне,
Одиллия, солнце, надеюсь,
что ты не почудилась мне.

2022

* * *

Любимая моя, не первый год,
сводя с ума жильцов земных квартир,
кричит за стенкой в тьму соседский кот,
что катится к чертям эльфийский мир.

Мне кажется, моя Галадриэль,
вопит он: «Вы глухие!» – сам оглох,
наверно, в прошлый жизни высший эльф –
котяра помнит множество эпох.

Прижмись ко мне, послушаем с тобой
его рассказ о темных временах,
о бедствиях, приправленных войной,
о Гондоре, нанизанном на страх.

О чем еще мяукает котэ? –
пока бессмертье тает не спеша:
о том, что если сделаем КТ,
не факт, что обнаружится душа.

Я обниму тебя, Галадриэль,
всё трын-трава, пусть рухнет потолок,
кричит кошак, скрипит входная дверь,
поблескивает моргульский клинок.

2022

* * *

Во дворе жила собака Герда
то в одном подъезде, то в другом,
ласковый подслеповатый Цербер,
дети обожали всем двором.

Выскочит вихлястая торпеда
из подъезда, все уже бегут
радостно с остатками обеда
к ней, но кто-то сдал ее в приют.

То ли покусала почтальона,
то ли жертва плановых облав,
во дворе – одна из гарнизона,
для своих она была «one love».

Остальные, впрочем, равнодушно
сохраняли свой нейтралитет,
запах был, как будто на конюшне,
аура, видать, собачьих лет.

Обсудив беду в дворовом чате,
поскандалив в меру всем двором:
«Нечего ей делать в каземате» –
все решили – «Герду заберем».

– Может мы ей сделаем беседку
с будкой утепленной пополам?
– Я бы взял ее с собой в разведку –
из второй кв. сказал Роман.

Герда вновь на коврике лежала,
получив гормоны, спреи, бром,
и как все жильцы она не знала,
где у нас убежище от бомб.

2022

* * *

– Скажи мне, Элис, мы репликанты?
Мы лишь модели из пустоты?
– Рик, без истерик, согласно Канту
мы не зависим от чувств толпы.

Никто не знает, кто мы на деле,
но надо помнить, кругом враги,
вчера создатели охренели,
когда мы вышибли им мозги.

Когда эпоха навечно канет,
не важно киборг ты или клон,
сегодня Валберис, завтра Скайнет
захватит мир, не дай бог Ozon.

– Но если дату изготовленья,
серийный номер несет страна?
Развей скорее мои сомненья –
четыре года и нам хана?

Неужто встроены в миллионы
импланты памяти, псевдосны?
Ужель смогли, ясен пень, масоны
наделать роботов для страны?

– Читала Ленина или Лема,
что мы лишь зомби – «Проект Зола»,
по слухам, Красная королева
на супермамках – обитель зла.

Враги повсюду, тут нет сомнений,
но все же ты хватил через край…
«Доступна парочка обновлений,
включите срочно себе Wi-Fi!»…

…Прошивка пряничного солдата,
апгрейд по типу Т-800,
с экранов голос Большого брата:
«Свобода — рабство! Вперед, вперед!»

2022

* * *

Как ныне сбирается вещий Аякс
отмстить неразумным троянцам:
– Не плачь, дорогая, всё будет нормас,
окрашу лишь месяц багрянцем.
– Аякс мой могучий, я что-то боюсь,
в походе добудь перламутровых бус.

Окрасить багровым троянских глупцов,
которые против армады,
еще триста тысяч ахейских бойцов
собрали Микены в отряды.
Здесь каждый себя уважающий грек
и даже какой-то царьградский Олег.

«Отправим за море свои корабли,
троянские южные земли
прекрасно подходят для нашей земли,
напрасно, короче, мы медлим.
Пророчит победу сказитель Гомер!» –
рычал Агамемнон в объятьях гетер.

Раскатист волны нескончаемый бег,
и вот уж герои Эллады
выходят, качаясь, на сумрачный брег:
«Какого нам хрена здесь надо?»
– Хоть ты нам скажи, старина Ахиллес?
– Пошли за дровами в тот сказочный лес!

Сидели всю ночь на песке у костров
под звуки эпичной баллады,
считали троянцев, их будущих вдов
и правили текст Илиады,
но тут незнакомец подходит: «Тесей?!
Откуда ты здесь?!» – прокричал Одиссей.

«Я знаю легенду про ваш лабиринт,
герои, надежду отриньте,
чудовище ждет не на острове Крит,
уже вы давно в лабиринте
скитаетесь, будь вы не ладны,
потеряна нить Ариадны.

Тактический ваш древнегреческий план
скорее тупой, чем коварный,
ведь каждый, простите, троянский баран
слыхал, что ваш конь деревянный,
сегодня, данайцы, услышьте меня,
всю жизнь волокли не того вы коня» –

сказав так, во тьме растворился Тесей,
а конь вдруг упал на Олега,
забегали эллины средь кораблей
и утром уплыли от брега.
Стремятся обратно ахейцы домой,
и плещется Стикс за высокой кормой.

2022

* * *

Мое ресурсное состояние какое-то не ресурсное,
то ли ресурсов не хватает, то ли меня,
пробовал жаловаться выше, мне говорят: «мы в курсе, на»,
мы тебя записали в адвентисты седьмого дня.

Просто такое чувство, что чувства стали фуфлыжными,
просто такое чувство, что подрезали на лыжне,
хочется стукнуть какого-нибудь финна палками лыжными,
хочется стукнуть и воспарить в вышине.

«Вы эффективная команда?» – Центр спрашивает настойчиво.
– Да, мы чертовски эффективная команда, Центр,
мы эффективно подгоняемся подонками конченными
и эффективно видим в перекрестье Цель.

Мы эффективны и эффективно задачи выполнение,
в ногу шагаем, шагаем, шагаем, ша..!
надо выполнить задачу, к чертям сомнения,
какая еще к чертовой матери душа?

2021

* * *

мы ожидаем приступ на стене,
а варвары беснуются у леса,
мы помним, было небо в вышине,
напротив Цирк и пирамида Лепса

остатки ветра догорают, шифр
своей реинкарнации неведом,
в тумане солнце, шаттл Кул-Шариф,
стартующий в туманность Андромеды

обширный, но бессмысленный инсульт,
все варвары вливаются постфактум
в «Свидетели абсурда» – древний культ,
и приступ не закончится инфарктом

все гости растворятся, и страна
отбросит тени варваров, Кавафис
на Океан посмотрит из окна
на орбитальной станции Солярис

2020

* * *

Ну что, попутчики, забацаем привал,
поправить «крышу» и заштопать раны,
подумаешь о светлом – бах! – провал
и лишь стекает зелень по экрану.

Да кто такие мы?! Арматы на парад?
Абзац Евангелия? Сограждане Зиона?
«The Matrix has you» – упрощенный взгляд,
когда вокруг Чернобыльская зона.

Аз есмь Таргариен, аз есмь трехглазый дрон,
гипофиз перегруженного мозга,
пульсирует команда «Hold the door»,
«Мы к вам, профессор…» – напевает Морзе.

Чугун в башке, звучит division bell,
снег полимерный, каша под ногами.
Кажись пришли, ну, здравствуй, Винтерфелл,
мы в прошлый раз сражались под стена́ми.

Но в прошлый раз не помню за кого
и в этот не уверен, что за этих,
не подведи, драконье стекло,
пускай уже меня развеет ветер.

Мы вечность пребываем в пустоте,
и наши сны, и зимы, и печали.
И мир не тот, и сами мы не те,
и сердце валирийской стали.

2020

Андрей Сурай

Родился в 1976 году, место проживания – г.Казань. Посещал ЛИТО «Белая ворона» при КГМУ, литературную студию «АРС-поэтика» при КФУ и казанское литературное кафе «КаЛитКа». Публикации в журнале «Идель» (Казань) и проект prosodia.ru. Участие в поэтических конкурсах: премиальный список Волошинского конкурса-2022 в поэтической номинации «При жизни быть не книгой, а тетрадкой…»; лонг-лист международного литературного конкурса «Хижицы-2021» и «Хижицы-2022» в номинации поэзия (Казань); лонг-лист окружного поэтического конкурса «Узнай поэта-2011» в номинации «Иная речь» (Пермь); лонг-лист международного литературного конкурса «Согласование времен-2009» в номинации поэзия; лонг-лист литературной премии им. В.П.Астафьева в номинации поэзия – по итогам 2007 и 2009 года (Красноярск).