161 Views

Капут

Сегодня утром под мостом
поймали гитлера с хвостом
(из детского фольклора)

Меня назначили фашистом
в жестокой уличной игре,
я знал, что слишком гоношистым
у нас не светит во дворе.

Картавый Боря рыжей масти
был отдан в рекруты врагу –
ему вчера купили шмайсер
с пистонной лентой на боку.

Безродный пёс, поджавший брюхо,
снабжённый классовым чутьём,
вонючий дым с опаской нюхал:
«Опять закончится битьём!»

Был предводитель в классе пятом,
большой любитель леденцов
(и шеи свёртывать «жидятам»,
как звали во дворе птенцов).

Он закричал: «Покажем гадам!
Устроим гитлеру капут!» –
и в пять секунд орущим стадом
разрушен маленький редут.

Как без учителя, на парте,
они плясали надо мной,
со смаком, в праведном азарте,
топтали шмайсер жестяной.

А главный пнул по рёбрам кедом:
«К расстрелу гитлера с хвостом!»

Торопят бабушки с обедом…
Расстрел когда-нибудь. Потом.

2015

Воспоминания о будущем

Отправляется в Крым пассажирский,
отъезжающих лица в окне.
С постамента суровый Дзержинский
улыбается ласково мне.

Я послушен, приглажена чёлка.
Мне купили щенка наконец.
Мама в платье китайского шёлка,
в капитанских погонах отец.

Мой затылок ероша ершистый,
говорит он: “Вот видишь, сынок –
мы не зря победили фашистов,” –
и заливисто лает щенок.

«Ничего, что никто нас не любит,
ничего, что исчез пармезан –
ведь мы стойкие русские люди,
как твой прадед, герой-партизан».

Мне хамонов заморских не надо,
за подачки не падают ниц,
а бессильные происки НАТО
разобьются у наших границ!

Охраняя счастливое детство
от немыслимых бед и невзгод,
льют кремлёвские звёзды свет свой.

Русь.
Москва.
Восемнадцатый год.

2015

время произвола

снова на москве запахло серой.
дымкою покрыта перспектива.
не расстаться с эрой эссесэра.
не пускает воля коллектива.

снова по москве гуляет воланд
рассыпая пачками банкноты.
наступает время произвола.
незавидно завтра. и темно там.

от москвы до дальней деревеньки
всем пока что весело. крымнаш.но.
скоро встав с колен. на четвереньки.
мы завоем. жалостно и страшно.

2014

готовятся

ветерок в подворотню
приглашает пройти
запись в чёрную сотню
каждый день до пяти

во дворовый колодезь
под славянскую вязь
всероссийская совесть
собралась помолясь

там ревнитель культуры
бывший сторож в ларьке
ржавый прут арматуры
примеряет к руке

скреп духовных поборник
патриот и эстет
ухмыляется дворник
полируя кастет

алкогольный подвижник
просветлённый такой
ковыряет булыжник
пролетарской рукой

в чёрной рясе монаха
потрясает перстом
аватар мономаха
со свинцовым крестом

и ефрейтор в припадке
возомнённый вождём
край сапёрной лопатки
проверяет ногтём

а на облачном фланге
словно вестник судьбы
наклонился архангел
за обрезком трубы

2015

Реконкиста

Апокалипсис нынче неистов:
в облаках, под небесной рукой
громыхают четыре танкиста,
игнорировать их нелегко.
Но пока по просторам нечистый
разливает хмельное клико –
реконкиста моя, реконкиста,
сулико ты моё, сулико.

2015

Сводка

А у нас на Саракше то дождь, то сильнее дождь,
То бледнее душная хмарь, то погуще хмарь.
А у нас на Саракше то ложь, то гнуснее ложь,
И аптека закрыта. И не горит фонарь.

2016

Анамнез

Я, здоровый духовно,
но душевно – больной,
словно меч перекован
на орало слюной,

словно болт недокручен
на разбитой резьбе,
и, как выпавший случай,
не отмечен в судьбе.

Как птенец страусиный
не ко злу, не к добру,
я родился в России,
не в России умру –

в ней не выбрать непросто
ни суму, ни тюрьму…
Спит Васильевский остров –
что за дело ему.

2016

Прощальное

Мир затих. Выходит на подмостки
Новый варвар. Мутно на Руси.
Время че-рни. Правьте, недоноски!
Рим – не верь, не бойся, не проси.
Третьим лишним ты кострами взвейся –
Минным полем жизнь не перейти.
Хлеб и рыбы тонут в колизействе.
Ну, прощай. Не значит, что – прости.

2016

Вознесение

Покидая родную неволю,
(взяв рубашку, планшет и носки),
я шагаю по минному полю,
под ногами хрустят колоски.

Запахнулся в шинель не по росту,
всё от суетной жизни вкусив,
я – небритый, неброский, не-бродский,
только гость на погосте Руси.

Мнится: выйду в такую обитель
на пригреве, в дубовом леске,
где, раскаявшись, бывший грабитель
изучает идеи чучхе.

Постучусь я, как лист пятипалый,
залетевший в окно неспроста:
на гармошке веснушчатый малый
лихо Листа играет с листа.

Чисто вымыты новые сени,
сладко преют скирды на гумне,
на иконе лучистый Есенин
улыбается ласково мне.

Зинзиверы звенят в перелеске,
на лугу, просветлённый вельми,
медитирует в солнечном блеске,
словно Сирин, святой Велимир…

Улетай, моё бренное тело,
(с ним рубашка, планшет и носки) –
ты любило, страдало, хотело,
разрывая себя на куски!

Весь очищен от грязи и слизи,
я в небесный предел воспарю,
как блаженный Франциск из Ассизи,
улыбнувшись душой времирю.

2016

Вот и всё

…А то, что придётся потом платить,
Так ведь это ж, пойми, потом
А. Галич

Вот и всё, приятель, гаси фонарь,
собирайся в последний путь,
своему конвоиру мозги не парь,
не прокатит вновь улизнуть –

ведь призвали тебя на высокий суд,
загрузили твой жалкий файл:
на границе по полной они трясут,
(где подобных набрали хайл?)

Ты распластан, расхристан до слёз и соплей,
плевел с зёрнами не разделить…
Мельком глянет архангел на свой дисплей
и бесстрастно нажмёт Delete.

2016

Орлята Чернобыля

Да, трудно сиамским орлятам учиться летать.
Один – на восток, а другой – на разрыв – на запад.
Летающий тренер стерхов уже в летах.
И запах в гнезде. Отвратительный запах.

2021

Валентин Емелин

Валентин Емелин родился в Москве в 1956 г., закончил Санкт-Петербургский государственный Технологический институт (технический университет) и Гарвардский университет. Живёт в Колбъёрнсвике (Норвегия). Работает в Центре сотрудничества с Программой ООН по окружающей среде ГРИД-Арендал, старший советник, директор программы. Поэт, переводчик. Переводы с английского, немецкого, шведского, датского и норвежского языков публиковались в журналах «Интерпоэзия» (США), «Эмигрантская Лира» (Бельгия), «Вышгород» (Эстония), «Белый Ворон» (Россия); поэмы и стихи – в журналах «Дружба Народов» и «Белый Ворон», антологии «Дежавю», сетевых журналах «Белый Мамонт», «Буквица» и «Золотое Руно». Автор перевода семейной саги Денниса Нурксе «Голоса над Водой», автор и редактор (совместно с Галиной Ицкович) сборника переводов «Женская поэзия Америки» и сборника стихов 9 авторов “Истории. Нарративная поэзия XXI».