145 Views

* * *

Пускай тебя не слышит Бог,
и тьма господствует над светом,
на сломе судеб и эпох
ты остаёшься человеком,

и там, где теплится заря
едва-едва в груди вертепа,
ты погибаешь не зазря —
за слово правое, за дело,

и забываешь второпях
про зло, что совершили люди,
и начинаешься опять
во имя тех, кого ты любишь,

и нет важнее ничего,
среди всех бед и благоденствий,
воды холодной, ключевой,
и тишины в ладонях детских,

всё остальное — пустота,
и воздух, облеченный в слово,
а год, не с чистого листа,
но все равно начнётся снова,

продолжив всё, что ты взрастил
внутри себя, и что просеял:
печаль, тревогу, малый стих,
надежды семя.

* * *

И поднимается волна,
и Бог устами звёзд глаголет,
а у меня своя война,
и поле бранное, и горе,

а у меня война за день
без криков, без сердечной стужи,
без человеческих потерь,
но убивающая душу,

а у меня война за мир,
за малый мир внутриквартирный,
за мир меж близкими людьми,
пленёнными бедой единой,

среди тревог и непогод,
внутри всех жизненных локаций,
а у меня, который год
спецоперация «не сдаться»,

не кануть в жизненных боях,
в болезни этой необъятной,
а у меня война своя,
и как в ней выжить непонятно,

а у меня над головой
журавль, а в рукаве синица,
и смертный бой, извечный бой,
и тот покой, что только снится.

* * *

Вьётся мира вечная канитель,
и ступает боль по земле босая,
где отцы своих предают детей,
где своих матерей сыновья бросают,

где даётся счастье большим трудом,
где клеймят людей без судов и следствий,
где своих стариков отдают в дурдом,
и на жизнь детей собирают средства,

где чужих голубят, своих кляня,
где главу предтечи несут на блюде,
только я никак не могу понять
как таким живется на свете людям,

как им спится, как ходится по земле,
и каков объём их душевной мерки,
сколько им Господь начисляет лет,
так ли страшно им дожидаться смерти?

Если наша плоть, есть земной сосуд,
и сама душа есть сосуд небесный ,
я хочу понять, есть ли высший суд,
где сосуды все воспарят над бездной.

Я б не знать хотела чужой беды,
так же как креста своего и дара,
только боль чужая мне бьёт по дых,
и сгибаюсь я от её удара,

только видят горе мои глаза,
как бы сильно я не сжимала веки,
и по щёчке детской бежит слеза,
и слеза кончается в человеке,

солоней она всех земных морей,
всех кровей, всех слёз в человечьем теле,
и всё счастье мира не равно ей,
только счастья нет, только мир потерян.

* * *

Ты приди ко мне однажды,
не испытывая жажды
слова, снега посреди,
ты приди.

Я открою окна настежь,
ты меня собою застишь,
упразднишь усталость дней
ты во мне,

и я стану больше неба,
выше гордости и гнева,
оглушительнее тьмы.
Если мы

не едины, но бессонны
в лицах трёх, в трёх сонных соснах
всё блуждаем битый век,
укажи мне путь и строчку,
место, где поставил точку
человек,

не дождавшийся рассвета.
Слышишь, песнь его допета,
смерть попала точно в цель,
словно милуя нас, словно
и в начале было слово,
и в конце.

Ксения Август

Ксения Август родилась 1988 в Калининграде. Окончила Белорусскую Государственную Академию музыки по классу фортепиано. Преподаватель Калининградского областного музыкального колледжа им. С.В.Рахманинова. Мама четырёх детей. Вошла в поэтический мир в 2002 году, когда начала заниматься в литературном объединении «Родник» под руководством легендарного Сэма Симкина. Лауреат ряда международных литературных конкурсов и фестивалей. Участник семинаров молодых писателей при поддержке Союза писателей Москвы 2019 и 2021 годов. В 2006 году в формате самиздата вышла первая книга стихов «Брызги шампанского». В 2019 году в рамках издательской программы правительства Калининградской области и при техническом содействии Союза российских писателей вышел сборник стихов «Преображение». В Московском издательстве «Секлограф» в 2021 году вышел в свет третий поэтический сборник «Солнечный бумеранг».